четверг, 28 ноября 2013 г.

КАЖДОМУ СВОЕ (SUUM CUIQUE)

Всех приветствую!

В жизни нашей людей разделяют на хороших и плохих,добрых и злых,доблестных и подонков и еще много всяких терминов которые придумывают каждый год,каждое тысячелетие.
Наверно эти термины придумывают кристально чистые люди,если смеют вешать ярлыки...(шучу)
Да конечно люди сами себе построили цели,и до дури стараются их добиться!


Конечно идти к своей цели это хорошо,есть цель,движение - это жизнь и .т.д
Но вот как ты идешь,это я думаю важней самой цели!
Ведь в принципе твоя цель, это всего навсего какая то ступень твоей жизни

И какое нахер удовлетворение от достигнутого может быть если ты добился цели перешагнув через кого то,или просрав что то святое в себе!

Конечно каждому хорошему или плохому человеку в жизни, приходиться испытать на своей шкуре все,рано или поздно!

Жизнь любому преподнесет урок,и она торкнет любого,и этого будет достаточно что бы понять и на себе прочухать что он возможно делал не осознавая многого ранее.

Когда нам кто то дает совет о жизни,мы в основном быкуем и не берем его на "вооружение",мотивируя: что "бля да кто бы говорил","сам то какой" и т.д.

Да, конечно, именно так все в основном и думают,а зря...

Человек совершивший или сделавший какую то ошибку в своей жизни,возможно от души не желает что бы ее совершили вы!И по этому исходя из своего опыта дает предостережение вам!

Ведь показатель человеческого ума и опыта не набитый баксами карман,это все херь!

Деньги в нашей жизни это всего лишь мишура,возможность купить себе дешевые панты,и вые...тся перед кем то!

Но когда ты не видишь в этой "обезьяней игре" жизни ничего увлекательного,становится интересно а порой и смешно смотреть по сторонам.

Самое тяжелое это осозновать что многого не вернешь и никогда не изменишь хоть сдохни...

Есть две важные вещи в жизни которые легко потерять и невозможно вернуть,это жизнь!и уважение к самому себе!

Никто не сможет загнобить тебя так,как ты сам!И не дай Бог тебе "обосраться" перед собой в жизни,со временем тебя так торкнет,что ты сам себя сожрешь!

СЕРГЕЙ РЕЗНИК: «ЗАДАВЯТ МЕНЯ В РОСТОВЕ – ЗАТКНУТ И ЗАДАВЯТ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ»

Ростовский журналист и блогер Сергей Резник – один из тех, кто действительно не нуждается в представлении. Ни аудитории, ни, если так можно выразиться, сильным мира сего. В основном он известен в двух амплуа: как журналист, основатель многих СМИ, к которым обычно применяют эпитет «независимые», и как ведущий блога, в котором он позволяет себе быть более откровенным, чем в официальной прессе. Несколько запоздалая реакция правоохранительных органов на высказывание в этом-то блоге и стала той лакмусовой бумажкой, после которой все заговорили о том, что против Резника начался плохо скрываемый прессинг. Уголовное дело против него, кстати, третье по счёту за четыре месяца, завели за публичное оскорбление представителя власти. Собственно, ирония содержалась уже в первом заведённом в августе по статье «коммерческий подкуп» уголовном деле против непримиримого борца с коррупцией. Да и второе, с формулировкой «заведомо ложный донос», после заявления Резника о поступающих в его адрес угроз, выглядело как насмешка. Ростовская медиа-сфера загудела: это уже перебор, травля. Редакция «АН. Юг» решила, так сказать, из первых уст выяснить что думает Сергей Резник о ситуации, которая вокруг него развивается.
– Не так часто журналисту выпадает возможность самому побыть информационным поводом. И, как правило, ещё реже этот информационный повод будет положительным. Но, повторять то же, что пишут о сложившейся вокруг тебя ситуации все остальные, не хочется. Хочется поговорить больше о философских и мировоззренческих вещах. Сергей, каково это, на собственном опыте почувствовать себя в непривычной роли героя чьих-то публикаций? Что чувствуешь?
– Я часто пишу о вещах, которые в любой цивилизованной стране могли бы стать поводом для национального скандала. Все читают, тихо переживают и молча проглатывают. Обо мне пишут редко. Меня не принято цитировать. На региональных телеканалах имеется прямая установка – меня для них не существует. Поэтому в качестве героя чьих-то публикаций чувствую себя относительно спокойно. К сожалению, публикации обо мне, как и о многих моих коллегах, не искрят положительными моментами. Вот это странно. Чувствую, что нужен стране лишь в качестве информационного повода об очередной нравственной катастрофе.
– Ницше приписывают слова: если долго всматриваться в бездну, бездна начнёт всматриваться в тебя. Как я понимаю, именно это с тобой и произошло. 3 уголовных дела за короткий промежуток времени говорят о том, что «внимание» к тебе зашкаливает. Тем не менее, судя по твоим публикациям и в блоге и в печати, ты продолжаешь смотреть в бездну и доставать оттуда различные неприятные для бездны вещи. Не возникает искушения заняться чем-то другим, поспокойнее?
– Все мы живем в этой «бездне». Заняться чем-то более спокойным – это встроиться в систему бездны, врасти в неё и начать пожирать её жителей. Пока не вижу предпосылок для встраивания. Впрочем, политическая среда начинает меняться и не факт, что через достаточно непродолжительное время я уже не буду таким уж «неудобным» и беспокойным соседом для той же региональной власти.
Заниматься нужно тем, что нравится. А мне сейчас, даже если бы я захотел, заняться чем-то другим просто нельзя. Задавят меня в Ростове – заткнут и задавят всех остальных. И это не мое частное мнение, это мнение большинства моих коллег, все они внимательно наблюдают за процессом. Маленькая машинка произвола уже и так включилась, и кнопки «стоп» в её конструкции не предусмотрено.
А в целом, это нормальная ситуация. Каждая компания или каждый человек через это проходит. Видят полицейские серьезные движения по счетам, начинаются проверки, заводятся дела. Это процесс «прибивки», через который проходят все. Вопрос тут в том – выстоишь и укрепишься или свалишься и спечешься. Надо просто выстоять.
Заметьте, ни одно уголовное дело не касается моей профессиональной деятельности. Значит, в профессиональном смысле претензий ко мне нет. Хотя срыв программы тихой приватизации донского ЖКХ мне, конечно же, не простят. Коррупционеры потеряли на этом как минимум миллиардов семьдесят. Поэтому машинка не остановится. Вопрос в том – насколько её хватит?

– Наверное, будет наивным делать вид, что неприятности, которые с тобой происходят, не имеют под собой скрытой причины. Скажи, что ты испытываешь к людям, которым, вероятно, без особого желания, приходится работать с твоими уголовными делами? Есть ли у «непримиримых» сторон в этой ситуации какой-либо шанс сохранить лицо и урегулировать конфликт?
– Все причины неприятностей, происходящих со мной, открыты. Они опубликованы в моих статьях, в моем интернет-дневнике.
Что касается работающих по моим делам людей. Не все они такие уж отпетые негодяи. Многие из них любят свою работу и некоторые «издержки производства» в виде таких подлостей, какие происходят со мной, видимо не переполняют чашу их индивидуальной брезгливости. К этим людям я испытываю снисходительное сожаление.
Чтобы не было конфликтов, необходимо встречаться и разговаривать. Так принято в Ростове. Однако в последнее время в Ростов приехало много жителей из дальних и северных краев, где разговаривать на многие километры можно только с полярными оленями. А в Ростове живут люди, с которыми они не привыкли вести диалог, отсюда и многочисленные конфликты.
Примерно год назад я советовал всем трудовым мигрантам, кому не нравится демократический климат вольного Дона, уезжать туда, откуда они приехали. Они не послушали, теперь злы и обижены. А мы закалены и бодры.
– Как ты считаешь, твоя ситуация – это тенденция или всё же особый случай? Есть ли у тебя опасения за жизнь собственную или твоей семьи? Исключаешь ли ты для себя исход, в котором система окажется сильнее? Можно ли тебя «сломать»?
– Я не считаю себя исключительным. Хотя на моей памяти, в нашем регионе столько уголовных дел одновременно не собирал ещё ни один журналист. Это давно укоренившаяся тенденция. Посмотрите статистику последних двух лет. Журналист Виктор Афанасенко убит, Маргарита Ефремова полгода посидела по экономической статье. Год уже сидит опаснейший журналист Толмачев. Следствие за это время родило аж девять листов обвинительного заключения.
Тут кто на что горазд. Я написал тридцать статей и постов о коррупции и злоупотреблениях в полиции, они завели три уголовных дела. Вроде бы все «логично».
И что значит меня «сломать»? Сломать физически можно любого человека. У нас в Новочеркасске вооруженных милиционеров «сломали». Опасаться за жизнь свою и близких в городе, где каждую неделю то стреляют, то взрывают людей, должен каждый. И я здесь не исключение.
По-другому меня «ломают» с 2004 года. Пять или шесть газет, в которых я работал, были закрыты. Были периоды, когда я не работал вообще. Поэтому я ушел в Интернет. И люди читают меня оттуда. Но стоило выйти на серьезный уровень, произошло то, что происходит с любым ставшим на ноги «бизнесом» – банальный, тупой наезд.
– Один из девизов в твоём блоге – «в этом городе обижаю я». Судя по всему, количество «обиженных» героев твоих публикаций превысило определённую критическую массу. Скажи, тебя никогда не посещало чувство, что где-то ты порой «перегнул палку»? Или, если сформулировать иначе, есть ли что-то, о чём ты жалеешь, темы, к которым у тебя поменялось отношение?
– Мне уже в пору писать книгу «униженные и оскорбленные» по типу ежегодных сборников «Лучшие люди Дона». Что касается девиза, не надо меня демонизировать. Он означает лишь то, что я никогда не обижаюсь ни на кого. Хотя там есть дополнение о том, что мой «диск памяти» очень жесткий. Многие мудрые чиновники и бизнесмены знают, что лучше разговаривать, а не пробовать меня «обижать». И я уже давно не «перегибаю». Перестал, когда понял, что слишком много людей меня читает.
– Насколько труднее жить и работать, когда на тебе сосредоточено специфическое «внимание» органов? Изменилось ли поведение твоих врагов и друзей?
– Врагов у меня нет. «Униженные и оскорбленные» не в счет. Жить стало веселей. Теперь меня меньше упрекают в мании величия и мании преследования. Потому что действительно преследуют и действительно, как-то уж слишком выделили из общего ряда. Работать стало интереснее. Начал чаще встречаться с коллегами и друзьями, они не хотят рассказывать мне интересные вещи под прослушку.
– Скажи, то, что по образованию ты историк, наложило ли оттенок на твою работу как журналиста? Если бы ты получил диплом физика или инженера, твоя журналистика имела бы иной «вкус»?
– Мне легче работать. Специализация помогает. Когда пишу о политике, понимаю, о чем пишу. Был бы я инженером-физиком, наверное, работал бы по специальности.
– Есть такое модное слово – «мотивация». Для кого-то мотивацией что-то делать становятся деньги, для кого-то – жажда признания или что-то другое. А вот какая у тебя мотивация, если так можно выразиться, «таскать каштаны из огня»?
– Моя мотивация эволюционирует. Вначале это была работа. Потом к работе прибавилось хобби. А теперь добавилась ответственность, когда долго молчу, читатели начинают звонить и писать. Говорят – пиши же уже, а то читать нечего. В настоящий момент это самая мощная мотивация. Иначе я писал бы раз в десять меньше и зарабатывал раза в два больше.
– В журналистской и читательской среде у тебя за годы наработан определённый авторитет, о тебе сложилось мнение, тебя воспринимают определённым образом. Но это видение тебя со стороны. А вот если бы ты сам писал о себе, скажем, книгу, как бы ты себя сам охарактеризовал? Какой образ тебе ближе – санитар общества, отморозок от журналистики, романтик, воин-антикоррупционер? Во что ты сам веришь, и веришь ли, что непрерывная война с пороками общества, которую ты ведёшь, может закончиться победой?
– Я работяга. Увлекаюсь каждым проектом, над которым работаю. Могу не спать и не есть, когда вхожу в раж. Когда интересных проектов нет, мне становится скучно и тогда, от скуки я делаю всё то, за что на меня обижаются в Интернете. Если проводить параллели с известными литературными героями, ближе остальных мне принц Флоризель, который скучает в бушующем дебошем кабаке. Согласитесь похоже на нашу современную действительность.
Вот только я не столь обеспечен как принц, поэтому от скуки меня часто отвлекает интересная работа. Я не воспринимаю мою деятельность как борьбу, система наглеет ровно настолько, насколько ей это позволяет делать общественно-политическая среда. Нельзя бороться с водой аквариума, в котором ты живешь. И я совсем не революционер. Хотя возможно, и симпатизировал бы «дворцовому перевороту».

26 ноября журналисту Сергею Резнику вынесен приговор 1,5 года лишения свободы!

26 ноября журналисту Сергею Резнику вынесен приговор 1,5 года лишения свободы!

Сегодня 26 ноября за разоблачительные публикации о коррупции и злоупотребления в органах власти и в правоохранительный системе ростовскому Независимому журналисту Сергею Резнику вынесен приговор. Первомайский суд Ростова-на-Дону оценил свободу слова в 1,5 года лишения свободы. Доводы защиты, полностью разбивающие обвинение и доказывающие его абсурдность, судья Шинкоренко просто не приняла во внимание. Даже показания детектора лжи не убедили судью. А может и убедили и именно по этому судья просто решила не брать их во внимание. И видимо во имя открытости, беспристрастности и прозрачности суд запретил присутсвующим фото — и видеосъемку.